сочинения-рефераты
 
содержание
Рефераты
Лекции

«Человечность всегда была одним из важнейших явлений литературы — большой и маленькой» (Д.С. Лихачев). (По одному или нескольким произведениям русской литературы XX века)

  1. Человек и человечность в литературе.
  2. «Собачье сердце» Булгакова.
  3. «Собачье сердце» о человеке.
 
 
Человек всегда был и остается центром практически любого литературного произведения. Герой рассказа, повести, романа — чаще всего человек, со своими проблемами, бедами. Человечность же — приверженность общечеловеческим моральным принципам — неотделимый признак человека. И если герой произведения становится бесчеловечен, он превращается в отрицательный персонаж.
Вопрос человечности как способности противостоять мировой несправедливости с помощью внутренних духовных качеств всегда интересовал писателей. Творцы ставили своих героев в самые острые, самые немыслимые ситуации, дабы прояснить «вопрос о человечности», о том, насколько человек может остаться самим собой, когда весь мир против него.
Данную в названии тему хотелось бы рассмотреть на примере повести «Собачье сердце» Булгакова. Это произведение считается одной из вершин сатирической фантастики. В нем Булгаков говорит о трагическом несоответствии достижений науки — стремлении человека изменить мир — и его противоречивой, несовершенной сущности, неспособности предвидеть будущее, здесь он воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед насильственным, революционным методом вторжения в жизнь, об ответственности ученого и страшной, разрушительной силе самодовольного агрессивного невежества. Эти темы вечны, и они не утратили своего значения и теперь.
Но одной из основополагающих тем произведения Булгакова является тема человека и человечности. В «Собачьем сердце» выражается мысль о том, что голый прогресс, лишенный нравственности, несет людям гибель.
В основе понести лежит великий эксперимент. Все, что происходило вокруг и что именовалось строительством социализма, воспринималось Булгаковым именно как эксперимент — огромный по масштабам и более чем опасный. К попыткам создания нового совершенного общества революционными (не исключающими насилия) методами, к воспитанию теми же методами нового, свободного человека писатель относился крайне скептично. Для него это было таким вмешательством в естественный ход вещей, последствия которого могли оказаться плачевными, в том числе и для самих «экспериментаторов». Об этом автор своим произведением и предупреждает читателей.
Герой повести профессор Преображенский пришел в булгаковскую повесть с Пречистенки, где издавна селилась потомственная московская интеллигенция. Недавний москвич, Булгаков этот район знал и любил. В Обуховой (Чистом) переулке он поселился, здесь написаны «Роковые яйца» и «Собачье сердце». Здесь жили люди, близкие ему по духу, по культуре. Прототипом профессора Филиппа Филипповича Преображенского считают родственника Булгакова по матери, профессора Н. М. Покровского. Но, в сущности, в нем отразился тип мышления и лучшие черты того слоя русской интеллигенции, который в окружении Булгакова назывался «Пречистенкой».
Булгаков считал своим долгом «упорное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране». В какой-то степени профессор Преображенский, герой повести Булгакова — воплощение уходящей русской культуры, культуры духа, аристократизма. Профессор Преображенский, немолодой уже человек, живет уединенно в прекрасной комфортабельной квартире. Автор любуется культурой его быта, его облика — Михаил Афанасьевич и сам любил аристократизм во всем, одно время он даже носил монокль.
Гордый и величественный профессор Преображенский, который так и сыплет старинными афоризмами, светило московской генетики, гениальный хирург занимается прибыльными операциями но омоложению стареющих дам и бойких стариков: беспощадна авторская ирония — сарказм в отношении процветающих нэпманов.
Но профессор задумывает улучшить саму природу, он решается посоревноваться с самой Жизнью и создать нового человека, пересадив собаке часть человеческого мозга.
Профессор, осуществляющий превращение пса в человека, носит фамилию Преображенский. А само действие происходит в канун Рождества. Между тем, всеми возможными средствами писатель указывает на противоестественность происходящего, что это есть антитворение, пародия на Рождество. Взаимоотношения ученого и уличного пса Шарика-Шарикова составляют основу сюжетной канвы повести.
Основа повествования — внутренний монолог Шарика, вечно голодного, горемычного уличного пса. Он очень не глуп, по-своему оценивает жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времен НЭПа с ее многочисленными магазинами, чайными, трактирами на Мясницкой «с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак», «где играли на гармошке и пахло сосисками».
Весь продрогший, голодный пес, к тому же ошпаренный, наблюдает жизнь улицы, делает умозаключения: «Дворники из всех пролетариев самая гнусная мразь». «Повар попадается разный. Например — покойный Влас с Пречистенки. Скольким жизнь спас. « Он сочувствует бедной барышне-машинистке, замерзшей, «бегущей в подворотню в любовниковых фельдеперсовых чулках». «Ей и на кинематограф не хватает, на службе с нее вычли, тухлятиной в столовой накормили, да половину ее столовских сорока копеек завхоз украл». В своих мыслях-представлениях Шарик противопоставляет бедной девушке образ торжествующего хама — нового хозяина жизни: «Я теперь председатель, и сколько ни накраду — все на женское тело, на раковые шейки, на Абрау-Дюрсо». «Жаль мне ее, жаль. А самого себя мне еще больше жаль», — сетует Шарик.
Шарик, в сущности, неплохой пес. И его «собачье» поведение в конечном итоге оказывается лучше «человечьего». Профессор Преображенский пересаживает псу Шарику гипофиз от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины. Человек этот — Клим Петрович Чугункин, двадцати восьми лет, трижды судим. «Профессия — игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной».
В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо, целиком унаследовавшее «пролетарскую» сущность своего «предка». Первые произнесенные им слова были руганью, первое отчетливое слово — «буржуи». А потом слова уличные: «не толкайся! « «подлец», «слезай с подножки» и т.п. В результате эксперимента получился «человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие... Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными ниточками бровей начиналась густая головная щетка». Так же безобразно-вульгарно он и «принарядился».
Чудовищный гомункулус, человек с собачьим правом, «основой» которого был люмпен-пролетарий Клим Чугункин, чувствует себя хозяином жизни, он нагл, чванлив, агрессивен. Конфликт между профессором Преображенским, Борменталем и человекообразным люмпеном абсолютно неизбежен. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом. «Человек у двери мутноватыми глазами поглядывал на профессора и курил папиросу, посыпая манишку пеплом».
«— Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова. В квартире не плевать! С Зиной всякие разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите!» — негодует профессор. «— Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил ои (Шариков) ... Что вы мне жить не даете? « Вопреки недовольству хозяина дома. Шариков живет по-своему, примитивно-паразитически: днем большей частью спит на кухне, бездельничает, творит всяческие безобразия, уверенный, что «в настоящее время каждый имеет свое право». Усмешка жизни в том, что, едва встав па задние конечности, Шариков готов утеснить, загнать в угол породившего его «папашу» — профессора.
И вот это человекообразное существо требует от профессора документ о проживании, уверенный, что в этом ему поможет домком, который «интересы защищает»:
—    Чьи интересы, позвольте осведомиться?
—    Известно чьи — трудового элемента. Филипп Филиппович выкатил глаза.
—    Почему же вы — труженик?
—    Да уж известно, не нэпман.    : Из этого словесного поединка, пользуясь растерянностью профессора по поводу его происхождения («вы ведь, так сказать, неожиданно появившееся существо, лабораторное») гомункулус выходит победителем и требует присвоить ему «наследственную» фамилию Шариков, а имя он себе выбирает Полиграф Полиграфович. Он устраивает дикие погромы в квартире, гоняется (по своей собачей сущности) за котами, устраивает потоп... Все обитатели профессорской квартиры деморализованы, ни о каком приеме пациентов и речи быть не может.
В сущности, все эти стремления Шарикова заполучить фамилию, защитить свои интересы, то есть, по сути, естественные человеческие желания — лишь пародия на человека. Неплохой, в сущности, пес превращается в жуткого типа.
Страшно то, что бюрократической системе наука профессора не нужна. Ей ничего не стоит кого угодно назначить человеком. Любое ничтожество, даже пустое место — взять и назначить. Оформив это «назначение» соответствующим образом и отразив в документах. И Шариков — такой «назначенный» человек: искусственно созданный гибрид хорошего пса и плохого гражданина, он получает человечьи черты внешности и замашки животного.
Звездным часом для Полиграфа Полиграфовича явилась его «служба». Исчезнув из дома, он предстает перед изумленным профессором и Борменталем этаким молодцом, полным достоинства и уважения к себе, «в кожаной куртке с чужого плеча, в кожаных же потертых штанах и высоких английских сапожках. Страшный, неимоверный запах котов сейчас же расплылся по всей передней. Ошарашенному профессору он предъявляет бумагу, в которой говорится, что товарищ Шариков состоит заведующим подотделом очистки города от бродячих животных. Конечно, устроил его туда Швондер. На вопрос, почему же от него так отвратительно пахнет, монстр отвечает: «— Ну, что ж, пахнет... известно: по специальности. Вчера котов душили-душили...»
Итак, булгаковский Шарик совершил головокружительный прыжок: из бродячих собак — в санитары по очистке города от бродячих собак и кошек.
Последний, заключительный аккорд шариковской деятельности — донос-пасквиль на профессора Преображенского.
Нужно отметить, что именно тогда, в тридцатые годы, донос становится одной из основ «социалистического» общества, которое правильней было бы назвать тоталитарным. Так как только тоталитарный режим может иметь в своей основе донос.
Шарикову чужды совесть, стыд, мораль. У него отсутствуют все человеческие качества, кроме подлости, ненависти, злобы...
И Булгаков делает вывод: носить штаны, иметь имя, фамилию и работу — недостаточно для того, чтобы называться человеком. Профессор Преображенский — личность мыслящая, многого добился в этой жизни, но он совершил ошибку со своим экспериментом, вмешательством в природу.
 

Сдать на 5!


  Rambler's Top100