сочинения-рефераты
 
содержание
Рефераты
Лекции

Допрос во дворце Ирода Великого. (Анализ эпизода из главы 2, части 1 романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

  1. Нравственные проблемы двух периодов в романе.
  2. Допрос Иешуа.
  3. Отношение прокуратора к Иешуа.
  4. Состояние Понтия Пилата после принятого решение о казни.
 
 
виагра софт купить
В романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» мы переносимся из события двадцатых годов XX века в библейские времена и видим, что нравственные проблемы на протяжении веков не изменились. Они изображены автором с такой психологической точностью, что читатель ярко воспринимает оба периода — и период появления в Москве Воланда и период казни Иешуа. Герои и времена разные, но сущность одна.
Сцена допроса Иешуа во дворце Ирода Великого в Ершалаиме находится почти в самом начале романа, но мы уже чувствуем этих людей, их мысли и внутренний мир. Слова настолько точно подобраны, что они читаются, как стихи: « В белом плаще с кровавым подбоем, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца писана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат». У прокуратора страшная головная боль, и его преследует запах розового масла, который он ненавидит — день явно будет неудачный. Однако дела не могут ждать, прокуратору нужно решить, кого казнят на Лысой горе. Для допроса к нему проводят обвиняемого. «Этот человек был одет в старенький и разорванный голубой хитон. Голова его была прикрыта белой повязкой с ремешком вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым глазом у человека был' большой синяк, а в углу рта — ссадина с запекшейся кровью». Так мы впервые встречаемся с Иешуа. Он, якобы, подговаривал народ разрушить ершалаимс-кий храм. Несмотря на всю напряженность обстановки, Иешуа называет прокуратора «добрым человеком», за что подвергается жестокому наказанию. Конечно, прокуратора еще никто и никогда не называл добрым человеком, его следует называть «игемон», и все считают его свирепым чудовищем. Трудно не согласиться с этим определением. Понтий Пилат живет по своим законам, он знает, что мир разделен на людей, обладающих властью и подчиняющихся. Формула «раб подчиняется господину» неизменна.
И вот Иешуа вновь стоит перед креслом, в котором сидит измученный головной болью прокуратор. Он называет себя, свое место рождения, отвечает на вопросы Понтия Пилата. Уже с самого начала допроса у нас возникает поразительное ощущение правдоподобности происходящего, мы видим дворец, палящее солнце, чувствуем запах розового масла. Прокуратор напряжен и расстроен, а Иешуа поразительно спокоен и обстоятелен. Он говорит, что он никого не подговаривал разрушать храм и утверждал, что « рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины», что эта путаница происходит из-за того, что Левий Матвей неправильно за ним записывает.
История Левия Матвея, сборщика податей, который бросил деньги на землю и пошел за Иешуа путешествовать вызывает недоверие прокуратора. Он уверен, что такого произойти не могло, ведь Иешуа, по его мнению, обычный бродяга и преступник, достойный презрения. Но этот бродяга вдруг прочитывает мысли прокуратора — и про головную боль, и про любимую собаку, и про чашу с ядом. Мало того, головная боль Понтия Пилата проходит. Иешуа обладает огромной силой влияния на людей. И вот уже секретарь, записывающий ход допроса, бросает перо и «вытянув шею, как гусь, старался не проронить ни одного слова». Более того, бродяга смеет предлагать: « Мне пришли в голову кое-какие новые мысли, и я охотно поделился бы ими с тобой, тем более что ты производишь впечатление очень умного человека». И еще: «Беда в том, что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей. Твоя жизнь скудна, игемон». Что это — сумасшествие или нечто необъяснимое? Прокуратор этого не понимает, речи Иешуа приводят его в полное замешательство. Никто и никогда не решался говорить ему это. И реакция прокуратора необычна, — Пилат пытается спасти Иешуа, объявить его сумасшедшим и не утверждать ему смертный приговор. Конечно, Иешуа чудаковат и наивен, его речи несколько крамольны, но он чудесным образом умеет снимать головную боль. Так прокуратор объясняет себе сам свое решение, но думается, что влияние Иешуа возымело свое действие и даже непоколебимый и злобный прокуратор не устоял перед ним.
Спасение Иешуа было почти решенным делом, и Пилат уже хотел диктовать свое решение секретарю, но это оказалось невозможным. Иуда из Кариафа представил такой донос на Иешуа, что не казнить его было невозможно. «Всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будут власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царствие истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть».
Услышав это, прокуратор теряет самообладание. Он вынужден вопреки своему желанию утвердить смертный приговор. «Преступник!» Это кричит прокуратор для того, чтобы его слышали в саду. Он не хочет казнить Иешуа, но идет против своих убеждений, у него нет другого выхода, он сам боится доноса, боится погубить собственную карьеру — вполне понятные человеческие чувства. Но если бы он знал, кому подписал смертный приговор!
В результате этого допроса Иешуа казнен. Но почему прокуратор продолжает мучиться? Почему ему снится, будто он не убил бедного Иешуа, а они вместе идут по лунной дорожке и мирно беседуют? Почему в этом сне прокуратор смеется и плачет от радости? Его могущество, в которое он сам так верил, оказалось хрупким, как стекло. Теперь его мучает совесть, ему никогда не будет покоя. Никто не может безнаказанно убить сына Бога!
 

Сдать на 5!


  Rambler's Top100